Конституционно-демократическая партия и Союз 17 октября

Центром формирования либеральной оппозиции, как и во второй половине XIX века, в России являлись земства и городские думы. В 1902 году земцы – либералы организовали за границей издание нелегального журнала «Освобождение». В 1903 году возникли первые либеральные политические организации – «Союз освобождения» и «Союз земцев — конституционалистов». В них входили видные историки, юристы, философы, экономисты и публицисты (П.А. Милюков, С.А. Муромцев, Н.А. Бердяев, М.И. Туган- Барановский и другие). Программы союзов предусматривали умеренные политические преобразования (конституционная монархия и демократические свободы).

Весной 1905 года III съезд «Союза освобождения» разработал программу будущей конституционно-демократической партии.

После издания Манифеста 17 октября произошла поляризация сил либерально-оппозиционного лагеря, итогом которой стало формирование двух политических партий — конституционно-демократической партии и «Союза 17 октября» (кадетов и октябристов).

Октябристы являлись олицетворением самого умеренного, консервативного либерализма «с разрешения начальства» и в острые моменты революции прямо переходили на сторону правительства.

Кадеты же шли в критике правительства значительно дальше октябристов. В 1905 – 1907 годах возник и действовал целый ряд партий, занимавших промежуточное место между октябристами и кадетами (например, «Партия демократических реформ», «Партия мирного обновления»).

«Конституционно-демократическая партия» (или «Партия народной свободы») организованно оформилась в октябре 1905 года, а «Союз 17 ок- тября» (октябристы) – в ноябре 1905 года.

Посчитав, что с изданием Манифеста в России созданы необходимые предпосылки для движения по пути к конституционной монархии, будущие октябристы взяли в качестве названия партии дату издания царского манифеста. Само появление этого документа октябристы расценили как «величайший переворот в судьбах нашего отечества».

Число кадетов весной и летом 1906 года примерно составляло 60 тысяч, октябристов – несколько меньше.

Социальную базу конституционно-демократической партии составляла буржуазная интеллигенция (профессора крупнейших университетов, адвокаты, врачи, журналисты, писатели), а также часть либеральных помещиков и средней городской буржуазии.

Вместе с тем в 1906 – 1907 гг. в кадетские организации входило довольно много мелкобуржуазных элементов (служащих, приказчиков, учите- лей и т.д.).

Кадеты выдвинули группу влиятельных политиков начала века.

Лидером кадетской партии, ее главным теоретиком, стратегом был Павел Николаевич Милюков.

Известный историк, ученик В.О. Ключевского, автор фундаментального труда «Очерки по истории русской культуры», Милюков с конца XIX века включился в либерально-оппозиционное движение, подвергался ссылке, заключению, но при этом никогда не пропагандировал революционных идей.

«Союз 17 октября» своей социальной основой считал крупную торгово-промышленную и финансовую буржуазию, крупных помещиков, перестроивших и перестраивающих свои хозяйства на капиталистический лад. В партию октябристов вошла и часть «деловой» интеллигенции.

Как правило, в «Союз 17 октября» вступали люди зрелого возраста и высокого образовательного уровня, со вполне определившимся и солидным общественным и имущественным положением.

Вопреки расчетам создателей «Союза 17 октября» привлечь в свою партию представителей демократических слоев населения, в первую очередь рабочих и крестьян, им это не удалось.

В целом по своей социальной природе, «Союз 17 октября» был партией служилого дворянства и крупной торгово-промышленной и финансовой бур- жуазии.

октябристыЛидерами октябристов были Александр Иванович Гучков – видный общественный деятель, директор Московского учетного банка и Д.Н. Шипов – крупный землевладелец, патриарх земского движения, действительный тайный советник и камер-юнкер императорского двора.

Гучков был одной из самых ярких фигур октябризма. Выходец из богатой торгово-предпринимательской семьи, закончивший блестяще гимназию и историко-филологический факультет Московского университета, доброволец англо-бурской войны, сражавшийся против англичан, известный дуэлянт, блестящий оратор, он отличался в большей степени личной неукротимой энергией, чем способностью к организаторской работе.

Являясь по своей классовой природе буржуазными партиями, кадеты и октябристы были кровно заинтересованы в сохранении и упрочении капиталистической системы, пытались найти пути и средства для ее дальнейшего развития и совершенствования, рассчитывали тем самым избежать социальной революции. В общеполитических разделах программ кадетов и октябристов содержались требования, направленные на постепенное реформирование старой государственной системы.

Исходным было требование замены неограниченной монархии конституционно-монархическим строем. Но если кадеты считали необходимым передать управление страной из рук бюрократии в руки министерств, ответственных перед Государственной Думой, то октябристы были сторонниками наследственной конституционной монархии со значительными прерогативами монархов.

Обе программы декларировали необходимость гражданских прав и свобод – свободы слова, совести, собраний и союзов, гарантии неприкосновенности личности и т.д.

В аграрном разделе программ общим для обеих партий было стремление во что бы то ни стало сохранить помещичье землевладение.

Однако под влиянием революции кадеты вынуждены были признать необходимость частичного принудительного отчуждения помещичьей земли за выкуп. Решение аграрного вопроса они намеревались передать в местные земельные комитеты, состоявшие из представителей помещиков, крестьян и чиновников.

Таким образом, кадеты выступали за сравнительно глубокую «чистку» аграрного строя от наиболее грубых и вопиющих методов полукрепостнической эксплуатации, делая ставку на «образцовые», чисто капиталистические хозяйства. Они стремились смягчить социальную напряженность деревни, облегчить положение основной массы крестьянства, дать простор развитию производительных сил в сельском хозяйстве.

Октябристы в своей программе основной акцент делали не на увеличении крестьянского землевладения за счет принудительного отчуждения помещичьей земли (вопрос об этом практически снимался), а прежде всего на уравнении крестьян в гражданских правах, ликвидации общин и осуществлении ряда мер по улучшению экономического положения крестьян (развитие сельскохозяйственного кредита, широкого внедрения агроэкономических знаний и т.д.).

Таким образом, в решении аграрного вопроса октябристы шли в русле столыпинской аграрной политики.

Раздел программы кадетов по рабочему вопросу содержал положение о предоставление рабочим свободы собраний, стачек и союзов, постепенном введении 8-часового рабочего дня.

Октябристы были более умеренными – согласно их программе стачки и союзы запрещались во всех производствах, имевших «государственный и общественный характер»; на железных дорогах, оружейных, пороховых, кораблестроительных заводах, в аптеках, на коммунальном транспорте, в торговых предприятиях и т.д. Значительная часть рабочего класса лишалась права вести даже экономическую борьбу за улучшение своего положения.

Октябристы так же вообще отрицали необходимость сокращения рабочего дня для взрослых рабочих.

И кадеты, и октябристы выступали за сохранение российского великодержавия, не признавали право нации и народности на политическое самоопределение. Однако, если октябристы выдвигали принцип сохранения единой и неделимой Российской империи в качестве первого пункта своей программы, то кадеты, напротив, даже не упоминали об этом, делая акцент на культурно-национальное самоопределение (использование национальных языков в школе, высших учебных заведениях, в суде, создание национальных про- светительных организаций и культурных учреждений).

Кадеты также высказывались за автономное устройство (в пределах империи) Польши и восстановление конституции Финляндии.

Программы кадетов и октябристов, будучи по своему классовому содержанию буржуазными, представляли собой два различных варианта реформистского решения коренных вопросов российской действительности.

Радикальный вариант – программа кадетов, в ней с большей полнотой и последовательностью были выражены тенденции капиталистического развития страны на обозримую историческую перспективу.

Умеренный вариант, октябристский, представлял интересы тех слоев общества, которые были заинтересованы в проведении весьма ограниченных реформ.

Таким образом оба варианта отличались друг от друга лишь глубиной и темпами предлагаемых политических и социальных преобразований, которые вполне укладывались в рамки капитализма.

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *